ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 08 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Парадоксы биодизеля

Первый из них состоит в том, что биодизель — не устройство, не разновидность двигателя внутреннего сгорания, как можно было бы сходу подумать. Это вещество — топливо для дизельного двигателя, только полученное не из безвозвратно расходуемой нефти, а из постоянно возобновляемой растительной или животной биомассы. Новое слово в альтернативной энергетике... Новое?

— Вообще-то, проблема альтернативных топлив возникла еще до того, как я родился, — говорит сидящий напротив меня Владимир Семенов, веселый и жизнерадостный человек, впрочем, столь же и серьезный. Он — кандидат технических наук, доцент и старший научный сотрудник кафедры двигателей внутреннего сгорания НТУ «ХПИ». — Когда во время войны союзники перекрыли Гитлеру каналы поставок нефти, его химики научились делать бензин из угля. Немецкие танки воевали на бензине, полученном из угля. Вы знали об этом?
— Честно говоря, не знал об этом, хотя интересуюсь этой проблемой давно.
— Исследования в этом направлении велись очень давно. Но интерес к ним со стороны тех, кто распоряжается деньгами, то вспыхивал, когда цена на нефть прыгала вверх, то пропадал, когда она опускалась. Такая вспышка интереса была в семидесятых годах, когда я был совсем молодым и не был ни кандидатом, ни доцентом, ни даже женатым человеком. С каждой такой волной среднему человеку биодизель казался новым и перспективным делом, а я как выбрал его в молодости в качестве сферы научной деятельности, так и не изменяю на протяжении всей жизни. А теперь что? Жизнь, можно сказать, прожита, денег нет, счастья немного… Даже простой профессиональной удовлетворенности нет. Есть семь десятков научных трудов и изобретений. Я про этот биодизель знаю все, что только можно знать, могу его сделать своими руками хоть на лабораторном столе, хоть в сарае и знаю, что нужен он, но когда начинаю куда-нибудь стучаться — глухо как в танке. Иногда какой-нибудь начальник спрашивает: «Почему в списке соавторов нет моей фамилии?» А я что могу сделать, если его рядом не стояло? Просто так вписать — не в моих правилах…
В экономических аспектах производства и применения биодизеля со времен 70-х годов появились принципиально новые моменты. Есть среди них и такие, которые не устранятся падением цен на нефть, даже если таковое (что крайне маловероятно) произойдет. Кто-то, может быть, помнит, как было дело в связи с открытием озоновых дыр и того факта, что озоновый слой, защищающий земную поверхность от смертельного ультрафиолета, разрушается фреонами, используемыми в качестве хладоагента в холодильниках. Тогда в ООН быстренько собрали компетентный форум и постановили: никаких фреонов! Дорого, дешево, хорошо или плохо, а переходите, господа, на что-нибудь другое. Или живите без холодильников — тоже вариант. Теперь только заикнись о том, какой хороший хладо-
агент фреон, и сразу услышишь в ответ: да ты что, он же озоновый слой разрушает! Больше не разрушает и озоновый слой потихоньку восстанавливается.
Ситуация повторяется. Широкое использование минерального топлива сопряжено с обогащением атмосферы углекислым газом, не выпускающим в окружающее планету пространство инфракрасное (тепловое) излучение. Планета стала хуже остывать, из-за чего давно начался ее разогрев, сегодня уже широко известный под названием «глобальное потепление». И теперь человечеству волей-неволей приходится идти на издержки от собственной непредусмотрительности. Теперь биотопливо выступает не как дешевый конкурент минеральному, а в значительной степени как вынужденная ему альтернатива, не оказывающая влияния на баланс углекислого газа в природе. Выделяющийся при его сгорании углекислый газ — это углекислый газ, поглощенный из атмосферы ранее теми растениями, из которых это биотопливо произведено.
Объемы производства и использования биотоплива наращивают Северная и Южная Америки, Европа, некоторые страны Азии. В Европе производственные мощности для производства биодизеля (существует два основных вида жидких биотоплив — биоэтанол и биодизель) растут опережающими темпами по отношению к производству сырья, каковым в Европе в основном является рапсовое масло.
Разработана стратегия перехода на эти экологически чистые виды топлив, четко обозначены сроки — в каком году и какая должна быть достигнута доля замещения минерального топлива, на них разработаны техусловия и стандарты, системы управления их качеством. Кроме рапса, в мире широко используются пальмовое масло и масло сои. Есть примеры использования животных жиров. Вообще, производство биодизеля к типу используемых жиров принципиально нечувствительно: биодизель — это метиловые (или этиловые) эфиры любых жирных кислот, насыщенных и ненасыщенных.
А как обстоят дела в этом секторе энергетики в Украине? Журнал «Терминал» в своем № 17 за этот год опубликовал редакционную статью «Топливное озеленение Украины», построенную на материалах исследования «Политика по развитию рынка биотоплива. Возможности применения в Украине», представленного участниками проекта «Реформа в области сельского хозяйства, усовершенствование законодательно-нормативной базы». В ней, в частности, написано следующее: «Стремительный рост цен на традиционные энергоносители, периодически возникающий дефицит нефтепродуктов стали лучшими советчиками в решении вопроса: стоит ли использовать альтернативные виды энергоресурсов. Хотя МинАПК по привычке еще требует от переработчиков по 800 тыс. т бензина и дизеля под каждую посевную, аграрии выбирают всего треть — остальное топливо они производят самостоятельно.
Многие хозяйства уже решили свои энергетические проблемы, прикупив (или со-
орудив) агрегаты для выпуска продуктов, именуемых в научных кругах «биологическими». Причем, в отличие от «смесевых бензинов» Василия Алибабаевича (припоминайте, припоминайте «Джентльменов удачи»! — Прим. авт.), топливо местного разлива ничуть не хуже иных отечественных нефтепродуктов.
...Поэтому и принятый в первом чтении Закон о развитии производства и потребления биотоплива (8 июня Рада уже приняла этот закон в целом. — Прим. авт.), и планы Кабмина построить 23 завода по его выпуску, и обещания нефтяников возглавить ряды реформаторов — не более чем попытки догнать поезд, неожиданно отправившийся в путь безо всякой поддержки, финансирования и давно обещанных льгот».
Сказанное надо понимать так, что производство биодизеля в Украине не только уже существует, но и представляет собой достаточно значимый сектор экономики. Еще бы — оказывается, аграрии на 2/3 обеспечивают собственным топливом каждую посевную! Надо думать, то же самое относится и к уборочной? И все это силами малых форм бизнеса, вооруженных чуть ли не исключительно лозунгом «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Может, там и вовсе бизнеса как такового нет, а так… кустарное рукоделие в кладовках да в сараюшках, невидимое для налоговых служб. На фоне этой могучей «промышленности» единственный в Украине Калушский завод по производству биодизеля с его 100 тыс. тонн в год выглядит скромненько.
А в следующей статье, принадлежащей перу председателя Украинской ассоциации производителей биоэнергетического сырья, технологического оборудования, биотоплива и научного обеспечения развития биоэнергетического производства «Укрбиоэнерго» народному депутату Григорию Калетнику (Партия регионов), сообщается, что к 2010 году Украина, чтобы достичь в этой области европейского уровня, должна производить и потреблять не менее 520 тыс. тонн биотоплива. Если же верить утверждениям статьи предыдущей, этот уровень достигнут уже сейчас, хотя, возможно, по большей части в тени.
Г. Калетник сообщает следующее: «Ныне в 12 областях Украины есть малые предприятия или исследовательские цеха, в которых выпускают дизельное биотопливо, и они находятся исключительно в частной собственности. Однако пока указанные объекты осуществляют экспериментальное производство исследовательских партий горючего, используемого сельскохозяйственными товаропроизводителями лишь для собственных нужд, а не на продажу».
А вот еще один журнал — научно-практический журнал «Олiйно-жировий комплекс» № 2 за 2007 год. В нем Николай Кобец (Аналитико-консультационный центр Голубой ленты ПРООН) после краткой аргументации делает вывод: «Исходя из вышеизложенного, приходится констатировать, что в Украине экономические условия для развития широкомасштабного производства биодизеля пока не созданы».
Сопоставляя эти статьи, можно сделать вывод, что составить правильное всестороннее впечатление о состоянии производства биотоплива в Украине на основе существующих публикаций невозможно. Публикуемые в них данные противоречивы, а, возможно, в какой-то своей части и недостоверны. Однако и некоторый позитивный общий знаменатель тоже есть.
Он заключается в том, что по совокупности публикаций можно сделать вывод, что производство биодизеля в Украине все-таки существует, хотя скорее всего и не такое масштабное, как его хотели бы представить некоторые авторы. Это производство сосредоточено в Агропроме и действительно развивается исключительно за счет частной инициативы, без государственной поддержки. Это значит, во-первых, что спрос на биодизель существует и, во-вторых, что биодизель сдал экзамен на конкурентоспособность — в убыток себе никто его производить не стал бы.
8 июня Верховная Рада приняла в целом Закон «О развитии производства и потреблении биологических топлив». Как говорит автор законопроекта Григорий Калетник, в него закладывалось законодательное регулирование и определение биотоплива, механизм его производства; координация с требованиями ЕС; содействие развитию АПК; нормы обязательного потребления биотоплива, обязательного производства смесевых бензинов заводами, использование биотоплива на автотранспорте; максимальное упрощение бюрократического механизма; прозрачность и публичность предоставления льгот производителям биотоплива — предприятиям всех форм собственности; категорический запрет на одновременное производство спирта и биотоплива; мораторий на акцизное обложение биотоплива и минимизация использования бюджетных средств.
Согласно этому закону, в городах с населением более 500 тысяч человек, а также в рекреационных зонах местным органам исполнительной власти, всем собственникам транспортных средств с двигателями внутреннего сгорания необходимо обеспечить их поэтапный переход на экологически чистое биотопливо. В 2008 году их доля должна составить уже 5% от объема традиционных топлив и постепенно должна быть повышена до 100% к 2011 году. Это значит, что после 2011 года биотопливо должно будет составлять не менее половины в общем его объеме.
С трудом верится. Но если и впрямь «держава» будет не только «желязо псовать», но и всерьез заниматься реализацией собственных законов, тогда окажутся востребованными опыт и знания Владимира Григорьевича, его изобретения и патенты, в частности, и идеи по использованию для производства биодизеля практически даровых на сегодня масложировых отходов городского общепита и мясокомбинатов. Тем более что рядом, в Полтаве, имеется завод Укрстроймаш, выпускающий компактные установки для производства биодизеля, уже апробированные на американских рынках. Дело за немногим — за волей власти. В частности местной.
www.vecherniy.kharkov.ua

Новое место статьи