ООО «Издательство Агрорус»

Свежий номер # 02 за 2019 г.

Подписаться на бумажную версию газеты

Артём - внук крестьянский

Раньше, когда Артем Калинин был еще пацаном, в Тинах Нижнеингашского района Красноярского края колхоз "Вперед" засевал порядка двух тысяч гектаров зерновых, развивал ферму с несколькими сотнями крупного рогатого скота.

Теперь сельским хозяйством в промышленных масштабах здесь занимается только Артем Геннадьевич Калинин, в 2001 году получивший диплом агронома. Себя он называет не иначе как крестьянином, поскольку крестьянами были его прапрадед, репрессированный в годы коллективизации, прадед и дед. От деда, Николая Петровича Калинина, пять лет назад Артем и принял фермерское хозяйство.
Оно, конечно, не осваивает такие площади, как колхоз, - всего-то 640 гектаров. Посмотреть на калининскую пшеницу мы поехали вместе с Артемом на его "газике". На спидометре - 120 км/час, а нас подбрасывает на ухабах и заносит в кюветы на слякотной от ночных дождей проселочной дороге. "Вот на Будниково - там дорога, а здесь - нормально еще", - говорит Артем, слушая наши охи и ахи. С дорогами Нижнеингашскому району, и правда, не повезло. Даже федеральная трасса и та - сплошное наказание. По сравнению с "федералкой" калининские проселки действительно еще ничего - почти что трасса.
Пшеница к середине сентября поспеет, и начнется уборочная. На одних полях Артема - в начале осени, а на этом - позже. Весна с дождями не позволила уложиться в сжатые сроки - вот и затянули с посевной на этом участке. Дай Бог, чтоб осень позволила убрать всё вовремя. Зерновые должны дать хороший урожай - по прогнозам молодого агронома: благодаря национальному проекту получили больше 200 тысяч рублей компенсации за ГСМ, семена вовремя протравили (защитили от болезней), на поля внесли необходимое количество гербицидов, даже смогли приобрести распылитель. Теперь пшеница стоит с налитым, сладким на вкус колосом, чистенькая, без сорняков. И не потоптанная колесами горожан, приезжающих в здешние места за лесной малиной. Дикие звери не портят так поля, как люди, не уважающие крестьянский труд, говорит Артем.
Народа у Калинина в десятки раз меньше работает, нежели когда-то в колхозе, постоянных - семь человек. Работают на взаимовыручке и доверии, а потому лодырей и пьяниц здесь не держат. Расчет - после продажи выращенного зерна - по окончании уборочной.
Олег Вячеславович Тижанкин работал еще с дедом Артема. Он на все руки мастер, если надо, может сесть и за трактор, на автомобиль и на комбайн, и механиком быть, и сварщиком. Сам живет в соседней деревне - Елизаветке. Держит несколько коров, а молоко продает людям в Решотах - шесть лет уже раз в неделю ездит туда. Трехлитровая банка молока 50 рублей стоит. С учетом транспортных расходов это дешево. Сено заготавливать помогает начальник - дает комбайн для покоса. Жена хозяйством занимается. Старшие дети разъехались, а с родителями остался последний - школьник.
Также из Елизаветки и Николай Корзун, и тоже мастеровой мужик, начинал в фермерском хозяйстве деда Калинина. Артем говорит, смотреть, как сеет Николай Геннадьевич, - одно удовольствие: красиво сеет, не оглядываясь на прицепную сеялку, чувствует каждое ее движение, ровно выписывает рядки. Всю жизнь в сельском хозяйстве.
С прошлого года работает с Артемом Анатолий Иванович Афонин. Приехал из Южной Тунгуски (это в 80 км от Тин). Там тоже сельским трудом занимался - работал в подсобном хозяйстве, обеспечивающим продуктами исправительную колонию в Решотах. Теперь колонию перевели в статус поселения, и вольнонаемные работники в подсобке стали не нужны. А Анатолий Афонин вынужден был перебраться в Тины.
Подготовка к уборочной идет полным ходом. Из пяти комбайнов фермера самый молодой - 1993 года выпуска, а самый старый - 1984 года. Мужики старьем латают технику, используют старые запасы запчастей, иногда покупают новые в Красноярске. В хозяйстве есть все необходимые для полевых работ сельхозмашины. Вот только прежние колхозные объемы в 2000 гектаров этой техникой не освоить молодому крестьянину Калинину - стоят оставшиеся поля в сорняках и лесных порослях.
Сегодня от развалившегося колхоза осталась обнесенная забором база со сломанным сушильным агрегатом, складскими и ремонтными помещениями. Ее изрядно растащили прежде, чем передали фермеру. По территории гуляют три сытные кобылы - для красоты, говорит Артем. Любит он лошадей, только вот года три уже как не садился в седло. Из трех лишь одна объезженная - Маша, ласковая попрошайка. Она облизала мне всю ладонь, а хлеба я не захватила, потому что не ожидала такой встречи там, где стоят трактора и комбайны и идет подготовка к уборочной. Возможно, когда придется развивать хозяйство дальше, открывать ферму, найдется работа и для лошадей.
- Будущее у этих краев есть? - спросили мы фермера и его работников.
- Трудно сказать. Если дадут работать, - значит, будет будущее. За бесплатно практически отдаем зерно-то, никакой выгоды нет работать. И раньше-то колхозы выживали не за счет зерна, а за счет скотоводства, на которое давали дотации, - говорит Олег Тижанкин.
Не уверен в завтрашнем дне и Калинин:
- Во время прошлогодней уборочной два двадцать был килограмм пшеницы. Это себе в убыток. Во времена колхозов пропорция существовала: на кг зерна можно было два литра солярки взять. Сейчас, чтобы купить литр солярки, надо минимум пять килограммов зерна сдать. К тому же во время уборочной ГСМ поднимается в цене, а цена на зерно вообще низкой держится. Если дальше так, то будем сокращать посевные площади, сеять для себя... Или животноводство открывать.
Зерно Калинин реализует в Иркутской области (она недалеко) и местному населению. Когда только начинал фермерствовать, загружал машину зерном и сам отправлялся по деревням - продавал. Есть дробилка, продают также дробленое зерно - посыпку. Но скотину в деревенских подворьях держат с каждым годом всё меньше. Артем скотину не держит, спать-то не успевает... А молодая жена Ирина воспитывает трехмесячного сына и собирается получить бухгалтерско-экономическое образование, чтоб мужу во всём помогать.
Мечтает Артем Калинин построить дом - кирпичный и большой, ведь семью хочет большую и на двух сыновьях останавливаться не собирается. Дом планирует поставить прямо рядом с базой. Вот только с долгами рассчитается, которые занимал на развитие хозяйства, на технику, запчасти, покупку зерна... У раскулаченного прапрадеда было восемь детей. Его дом забрали под сельсовет, выгнав всех жильцов на улицу. Большевики отобрали не только нажитое хозяйство, но и огромную пасеку... С горя дед повесился... Нет сегодня и деревни Огоньки, где родился прапрадед. Но поле, разработанное и отобранное у тайги этим трудолюбивым крестьянином, по его имени прозванное Калининским, до сих пор так и называют... Не было бы столько печали в воспоминаниях молодого крестьянствующего потомка, если бы время от времени нерадивые земляки не поговаривали (в основном те, кто сидит на лавочке и спивается), что, мол, работай, работай, а мы придем и раскулачим тебя... Не любят на Руси крестьян-работяг...
О. Воронежская, Нижнеингашский район Красноярского края, www.sgzt.com

Новое место статьи